ЕС via Приштина

25.08.2011
Отвечая на вопрос о том, удивила ли Ангела Меркель Белград требованием ликвидировать паралелльные органы власти, высокопоставленный чиновник отвечает, что «все это мне сказали еще год назад», мы знали, чего от нас потребуют. То есть, официальный Белград знал, чего ждать.

 

Почему же тогда канцлер Германии и президент Сербии вышли к прессе не скрывая, что между ними состоялся, мягко говоря, «жесткий» разговор? Неужели разговор тет-а-тет, вместо запланированных 15 минут растянулся на 45 из-за толкования термина «параллельные структуры» и объяснения значения этих органов для сербов в Косове? Ответ на эти вопросы знают лишь Ангела Меркель и Борис Тадич.

Известно только, что обе стороны приложили усилия к неофициальной «утечке» информации, что атмосфера на обеде была намного лучше, разговор более спокойным, что упоминались креативные решения... Тем не менее, каждый остался при своих взглядах на параллельные институты власти.

Известно также, что в дипломатических кругах встречу Меркель-Тадич охарактеризовали гораздо мягче, чем сербская пресса, заявили даже, что удалось достигнуть обеих целей визита: показать, что двусторонние отношения превосходны, и подтвердить, что Германия стремится помочь Сербии вступить в ЕС. Упоминалось и о автономии севера Косова, предусмотренной планом Ахтисаари.

Из дипломатических источников также известно, что Меркель заявила, что не будет требовать от Сербии признания независимости Косова, и что Приштине запретят какие-либо односторонние действия.

И если взвесить все плюсы и минусы, становится ясно, что Сербии никогда более четко не давали понять, что до Брюсселя она может добраться только через Приштину.

Общественности, однако, не ясно, перед каким фактом поставили Сербию.

Поэтому нужно рассмотреть худший сценарий. Скажем, Меркель заявила Тадичу, что для того, чтобы стать кандидатом ЕС, Сербия должна ликвидировать параллельные структуры в Косове. Предположим, Борис Тадич сказал, что это невозможно, потому что это означает новый исход сербов из Косова.

И... Что тогда?

Если Меркель и Тадич останутся при своих предполагаемых взглядах, то в результате мы не увидим ни ЕС, ни Косово. Такой расклад не выгоден Европе, и может быть трагичным для Сербии и сербов. Европа покажет, что она не умеет решать проблемы, и Сербия будет для нее камешком в туфле. Сербия окажется изолированной и без санкций (а мы уже знаем, что это такое), а сербы, не без жертв, будут изгнаны из Косова.

Если Меркель хотела сказать: «Не срывайте переговоры с Приштиной, решите проблемы таможни и суда в Митровице», то вероятность того, что Белград получит статус кандитата, почти стопроцентная, как и возможность сохранить какое-то влияние в Косове, чтобы заботиться о живущих там сербах.

Первый шаг за Тадичем. Ангела Меркель и ЕС будут наблюдать, как второго сентября пройдет продолжение переговоров между Белградом и Приштиной.

В этой политической задачке известен еще ​​один факт - Белград в Косове не может сделать ничего без поддержки ЕС. Россия и Китай далеко. Спросите Каддафи.




Нравится
Успенский храм
c. Шарапово
Отдых на Байкале